Глобальная трудовая колонка

при поддержке

Рабочие места в странах «Большой двадцатки» : пришло время для «Плана Б»

понедельник, 23 апреля 2012 г.

Джон Эванс
В сентябре 2008 года после краха Lehman Brothers  разразился экономический кризис.  Мировую банковскую систему заклинило, рабочих начали увольнять,  семьи начали выселять из домов, а банки  балансировали на грани краха. Финансовая паника не знала границ. Стало ясно: чтобы противостоять  тому, что МВФ называет "Великой рецессией",  необходимы скоординированные ответные меры со стороны правительств и финансовых институтов.
«Большая двадцатка» (G20) используется странами с наиболее развитой экономикой в качестве форума для координации своих действий. Из формата встреч на уровне министров финансов –она выросла  до уровня Саммитов глав государств,  успешно заменяя собой G8 («Большую восьмёрку»).
Международное профсоюзное движение отреагировало  быстро[1], соотнося «накаленность»  ситуации со «светом» политических посланий, исходящих от Саммитов G20. Основными требованиями профсоюзов стали стабилизация занятости, предоставление социальной защиты работникам, пострадавшим от кризиса, эффективные и скоординированные правительственные меры по поддержанию мировой экономики, дабы не дать «Великой рецессии» перерасти в «Великую депрессию»  образца тридцатых годов прошлого века.  Спустя 3 года, когда кризис вступил в новую – и еще более опасную  - стадию, и крупнейшие мировые экономики сползают в трясину застоя, требования профсоюзов остаются по-прежнему актуальными.
Во время первого саммита G20 глав государств, состоявшего в Вашингтоне в ноябре 2008 года, профсоюзы приняли «Вашингтонскую декларацию», выступив с призывом к правительствам  разработать  масштабный план восстановления экономики, предполагающий инвестирование в инфраструктуру и создание «зеленых рабочих мест»,  защиту групп населения с низким уровнем дохода. Профсоюзы  призвали положить конец идеологии «диких» финансовых рынков и восстановить  их государственное  регулирование,  а также демократизировать  управление экономикой, сделав Международную организацию труда участником встреч  G20 и обеспечив полноценное участие профсоюзов.  В декларации профсоюзы подчеркнули необходимость  правительственных мер по борьбе с «кризисом до кризиса», а именно:  с ростом неравенства в распределении доходов, которое ныне рассматривается в качестве одной из причин раздувания долгового пузыря в США, повлекшего за собой крах финансовой системы.
За Вашингтонским Саммитом G 20 в 2009 году последовали еще два: в Лондоне и в Питтсбурге.
Изначально политические решения G20, оставаясь существенно ниже планки, установленной профсоюзами, были, тем не менее, позитивными. Началась реализация скоординированных планов стимулирования экономики, которые, по оценкам МОТ, позволили сохранить в 2009-2010 гг. около 21 миллиона рабочих мест. В Питтсбурге правительства «Большой двадцатки» обязались «поставить в центр оздоровления экономики создание и сохранение качественных рабочих мест»  - во многом, благодаря настойчивости мирового профсоюзного движения в продвижении своих политических требований. В 2010 году на встрече министров труда и занятости стран «Большой двадцатки», состоявшегося в Вашингтоне, G20 пошла еще дальше, призвав к проведению «корректирующих мер» для решения проблемы углубляющегося имущественного неравенства посредством «политики введения минимальной оплаты труда и укрепления институтов социального диалога и коллективных переговоров». Однако, для претворения этих обязательств в жизнь, сделано было совсем немного. Более того, несмотря на потенциально далеко идущие заявления о намерении восстановить государственное регулирование финансовых рынков и институтов,  содержавшиеся в Плане действий, принятом на Лондонском Саммите, правительства, взяв на поруки крупные финансовые институты, сохранили им роль на рынке и оставили их корпоративную культуру без каких бы то ни было изменений. Это привело к катастрофическим последствиям. Возможность проведения более радикальной национализации и реструктуризации крупных финансовых институтов, что было политически осуществимо в 2008-2009 гг., была упущена.
В начале 2010г. начался экономический подъем, и  успешные меры по поддержанию роста перевели в режим аварийного торможения.  Поводом для изменения ситуации стал разразившийся в Греции весной 2010 г. кризис государственного долга. В течение всего лишь нескольких недель министры финансов стран «Большой двадцатки»  резко перешли от поддержания занятости и стимулирования спроса в мировой экономике к преждевременной концентрации на вопросах налогово-бюджетной консолидации, опасаясь  столкнуться с ростом процентных ставок по своим внутренним долгам, и в надежде успокоить рынки облигаций. Более того, этого планировалось добиваться, преимущественно, за счёт сокращения государственных расходов и введения мер жёсткой экономии, а не  за счёт мер по повышению доходов, таких как введение налога на финансовые операции,  которое смогло бы как заставить финансовый сектор разделить бремя кризиса, так и успокоить спекуляции на рынке.
Ко второй половине 2010 года политика правительств стран «Большой двадцатки» находилась  в зависимости от мировых финансовых рынков, а не наоборот. Банки вновь стали получать прибыли, благодаря беспрецедентным гарантиям их обязательств, предоставленных правительствами. Они продолжали выплачивать огромные бонусы и занялись активным лоббированием против  проведения финансовой реформы, при этом, не возобновив кредитование малых и средних предприятий. И все эти проблемы были усугублены еще более суровыми установками на проведение жестких мер экономии, принятыми на Саммитах G20 в 2010 году (в Сеуле и Торонто) под председательством глубоко консервативно настроенных  правительств, которые не слишком стремились продвинуть вперед программу  G20 и еще менее были озабочены  повесткой  «рабочих мест».
Главной целью профсоюзов к 2011 году (году председательства Франции в «Большой двадцатке») было вернуть в прежнее русло ранее принятые обязательства G20 относительно качественной занятости и регулирования финансовых рынков. Профсоюзы вынесли эти вопросы на повестку дня  первой встречи «L20» - «Большой Трудовой двадцатки», проходившей во время Саммита G20 в Каннах в ноябре 2011 года. Профсоюзы призвали правительства G20 признать, что приоритетом для них  в ближайшей  перспективе  должно стать сокращение безработицы при сохранении устойчивости государственного бюджета. Это означает, в первую очередь,  необходимость вернуть людям работу, не урезая при этом расходы.
О Саммите G20 в Каннах можно рассказать две совершенно разные истории. С одной стороны, это была встреча на высшем уровне, на которой был достигнут прогресс, по крайней мере, на бумаге, в отношении вопросов экономического роста, занятости, денежной реформы, цен на продовольствие, социальной защиты, развития, координации работы G20, включая «институционализацию» участия социальных партнеров в ее работе. Была также  создана специальная Целевая группа по вопросам занятости, призванная уделить особое внимание занятости молодежи. Саммит обратился к МОТ,  ОЭСР, МВФ и Всемирному Банку с просьбой доложить министрам финансов «Большой двадцатки» о прогнозах в области мировой занятости и влиянии, оказываемом программой G20 на положение с занятостью. С другой стороны, параллельно  проходил Саммит, на котором самым обсуждаемыми вопросом стал кризис еврозоны, а внимание СМИ было почти полностью сосредоточено на долговом кризисе в Греции и его потенциальном распространении на Италию и на другие страны.
В любом случае, последующие события полностью затмили результаты Саммита в Каннах. Во-первых, лидеры Греции  и Италии ушли в отставку.  На их место пришли "технократы" –администраторы, заявившие  своей целью "реформирование" государственных финансов ради  стабилизации рынка облигаций. Затем, на своем заседании в декабре 2011 года Европейский Совет принял межправительственное соглашение, которое предусматривает усиление бюджетной "дисциплины" и правил для стран-членов еврозоны, бюджет которых находится в состоянии опасного балансирования, предусматривающие  введение более жесткой экономии и сокращения бюджетных ассигнований. Это существенно подрывает перспективы достигнуть необходимого уровня для создания требующегося 21 млн. рабочих мест в странах «Большой двадцатки», чтобы в среднесрочной перспективе, по оценкам ОЭСР и МОТ, свести безработицу до уровня 2008 года.
Автор пишет эту статью сразу после  того, как принимал участие в обсуждении проблемы безработицы среди молодежи.  Это обсуждение проходило в Мексике в декабре 2011 года во время встречи социальных партнеров в рамках заседания Целевой группы G20 по вопросам занятости. Теперь у профсоюзов  появилось"место за столом", по крайней мере, на  некоторых встречах «Большой двадцатки». Многие  же из представителей правительств, участвующих  в работе Целевой группу видят в качестве предела своих возможностей обмен успешным опытом в области системы обучения или другими вспомогательными практиками. Однако на фоне вновь принятых «дисциплинарных» мер, никакие вспомогательные практики, ни громкие заявления G20 в Каннах по поводу создания рабочих мест не смогут привести к значительному  снижению количества безработных.
Однако, альтернатива все-таки есть. Глобальные профсоюзы сформулировали четыре основных пункта плана работы по созданию и восстановлению рабочих мест - «План Б», который не только остановит кризис, но и определит  формирование посткризисного мира, который был бы экономически, социально и экологически справедлив и устойчив.  По «Плану Б» правительствам стран G20 следует:
  • Выполнить принятое в Питтсбурге обязательство поставить "в центр восстановления экономики создание качественных рабочих мест" , сформулировав   дифференцированные, но, при этом,  скоординированные задачи в области занятости для стран «Большой двадцатки», которые должны будут включать принятие срочных мер по проведению программ интенсификации инфраструктуры занятости, инвестирование в «зеленые» рабочие места, а также программ повышения квалификации, ориентированные на потребности рынка труда;
  • Для уменьшения неравенства в сфере доходов: сделать политической задачей укрепление институтов рынка труда, социального партнерства и коллективных переговоров; согласовать и законодательно зафиксировать минимальный размер оплаты труда; оказывать поддержку малоимущим слоям населения. Необходимо также принять Пакт о создании рабочих мест для молодежи.
  • Продвигаться вперед к обеспечению минимального уровня социальной защиты, предоставляя соответствующую финансовую поддержку.
  • Быстро провести реформы  финансового сектора, согласованные на саммите G20 в Лондоне, но так и неосуществленные ; реструктуризировать финансовые группы, ставшие слишком большими, чтобы быть обанкроченными, и установить налог на финансовые операции.
В сочетании с  «Планом Б" у обязательств,  взятых на себя правительствами в соответствии  с Каннской Декларацией Саммита G20 относительно сферы занятости,  есть шанс быть выполненными.
[1]  Заявления Глобальных профсоюзов по поводу Саммитов на высшем уровне и встреч на уровне министров стран G20, а также оценки их результатов, подготовленные   МКП-TUAC , можно найти на сайтах МКП и TUAC:  www.tuac.org , www.ituc-csi.org

Скачать статью в формате PDF
Джон Эванс является Генеральным секретарем, расположенного в Париже Профсоюзного Консультативного Комитета (TUAC) при ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития). До этого он работал в качестве научного сотрудника в Европейском институте профсоюзов (ETUI) в Брюсселе, был секретарем по вопросам промышленности в Международной федерации коммерческих, конторских и технических работников (FIET) в Женеве, и экономистом в экономического отделе Конгресса Профсоюзов (TUC) в Лондоне. В настоящее время является членом совета Глобальной инициативы по отчетности, а также членом Хельсинкской группы.

 

Этот блог был создан для открытой международной дискуссии по вопросам политики в сфере труда и глобализации. В его постах непременно найдут отражение самые разнообразные взгляды и позиции. Высказываемые мнения являются исключительно личными взглядами, разместивших их лиц. Модератор блога не несет ответственности за точность и достоверность заявлений, сделанных в блоге. Читатели должны принимать во внимание то, что авторы являются выходцами из разных стран, с различными языками и культурами, и не преследуют цели очернить какую-либо религию, этническую группу, организацию или личность. Все приведенные ссылки действительны на день размещения в блоге. Если читатель расценит какое-либо высказывание как дискриминационное или способное задеть чьи-либо чувства и достоинство, он может сообщить об этом по электронной почте.