Глобальная трудовая колонка

при поддержке

Почему асбест должен быть запрещен

пятница, 8 ноября 2013 г.

Ян Кремерс
Недавнее «открытие», что в домах, построенных по программе социального жилья, обнаружен асбест, вызвало у общественности бурю негодования, несмотря на то, что это далеко не единичный серьезный инцидент, связанный с использованием асбеста. Помимо него был громкий процесс в Турине против ряда руководителей крупных промышленных фирм, которым был вынесен обвинительный приговор за то, что они десятилетиями сознательно подвергали своих работников воздействию «волокон-убийц», и тревожная статистика ежегодных показателей смертности среди учителей, работавших в государственных школах, построенных с применением асбеста. В свою очередь, мотивировка, которой руководствовалась группа видных международных экспертов в своем недавнем исследовании, носила весьма прагматический характер. Их целью было документально подтвердить тот факт, что асбест по-прежнему распространяется по миру, и нет никаких оснований прекращать борьбу против тенденций дальнейшего его использования и против его последствий. К сожалению, запрет на использование асбеста во всех странах Европейского Союза (ЕС) не стал концом этой опасной истории; это был лишь один из шагов, необходимых для защиты трудящихся и граждан от фатальных последствий использования данного минерального волокна, изначально считавшегося бессменным рекордсменом среди теплоизоляционных материалов. Сказка о «безопасном обращении с асбестом», благодаря которой до сих пор поддерживается его импорт и применение во многих странах мира, должна уйти в небытие.

Ниже мы представим резюме основных событий, которые привели к постепенному запрету асбеста в Европе и росту внимания со стороны данной индустрии к другим континентам.


Первые свидетельства

Впервые озабоченность воздействием асбеста на здоровье была отмечена в ежегодных отчетах Главного британского инспектора фабрик (уже в 1898 году), а также в первых исследованиях, посвященных уровню смертности среди французских рабочих, занятых на добыче асбеста; научные подтверждения связанных с асбестом угроз здоровью восходят к самому началу 20-го века. С этого момента специалисты публиковали статьи, в которых говорилось, что здоровье рабочих, находившихся в контакте с асбестом, обычно ухудшалось вследствие, как полагали, нездоровых условий труда при добыче асбеста. В США первые требования о выплате компенсаций были поданы в конце 1920-х годов. Ряд эмпирических исследований, проведенных позднее, ясно показали, что асбест является наиболее существенной причиной мезотелиомы, рака плевры, который чаще всего оканчивается смертью больного. В ряде стран была выявлена прямая зависимость между уровнем смертности среди страдающих раком плевры мужчин и потреблением асбеста (в расчете на душу населения за предшествовавшие 25-30 лет).

Вскоре появилось достаточно доказательств того, что рак легких и асбестоз соотносятся с уровнями потребления асбеста в прошлом, и что никаких методов безопасного использования волокна не существует. Учебник по медицине для адвокатов, опубликованный в 1934 году, посвятил целую главу вредным воздействиям асбеста, отмечая, что асбестоз неизлечим и обычно приводит к полной и постоянной потере трудоспособности, а затем к смерти. К 30-м годам прошлого столетия производители асбеста и их страховые компании знали, что асбест убивает работников пугающими темпами. Однако продукция, изготовленная на основе асбеста, оставалась популярной, и мировое производство асбеста достигло своего пика в конце 1970-х, начале 1980-х годов, когда минерал добывался, по меньшей мере, в 25 странах. Согласно прогнозам ряда авторитетных медицинских институтов, при инкубационном периоде, варьирующемся от 10 до 50 лет, связанные с асбестом заболевания будут набирать силу вплоть до 2020-х годов.

Долгою дорогой законодательства

Стало ясно, что европейским законодателям известно о рисках, связанных с контактами с этим волокном, когда в 1962 году появился список профессиональных заболеваний. Со ссылкой на Договор об образовании европейского экономического сообщества (ЕЭС) отмечалось, что Комиссии ЕЭС было поручено стимулировать тесное сотрудничество между государствами-членами в области «профилактики профессиональных заболеваний». Цель состояла в том, чтобы гармонизировать существовавшие на тот момент национальные перечни, признать асбестоз (осложненный легочным туберкулезом, раком или нет) «профессиональным заболеванием, вызываемым ингаляцией». Так как угроза здоровью человека возникает, главным образом, при вдыхании мелкой асбестовой пыли, прежде всего, во время добычи асбеста и производства продукции из него.

В середине 1970-х годов группа экспертов (по поручению Европейской комиссии) проанализировала все имевшиеся на тот момент медицинские и научные свидетельства и пришла к выводу, что определить порог безопасного взаимодействия с асбестом, ниже которого рак не развивается, невозможно. Одновременно с этим комитет Европарламента, возглавляемый представителем британских лейбористов Джоном Эвансом, заключил, что «асбест представляет собой угрозу для работников асбестовой промышленности и лиц, контактирующих с ним в иных ситуациях» и что «все разновидности асбеста, используемые в Сообществе, могут представлять угрозу для здоровья человека». Эванс потребовал введения запрета на крокидолит (синий асбест) и на разбрызгивание асбеста; использование асбеста должно было поэтапно сворачиваться и, в конечном итоге, оказаться под запретом.

Норвегия была первой страной, запретившей общее использование асбеста в 1984 году, за ней последовала Дания в 1986, Италия в 1992 и Нидерланды в 1993. В Германии полный запрет на изготовление продукции из асбеста и его использование вступил в силу в конце 1994 года. Франция последовала за нею в 1997, а Бельгия – в 1998 году. Однако для достижения дальнейшего прогресса на уровне ЕС вновь потребовался длительный период. Наконец, в марте 2003 года была принята Директива о полном и окончательном «запрете», вступившая в силу в 2005 году.

Все еще в повестке дня Европы

В 2013 году Европарламент попытался представить всесторонний и всеобъемлющий подход в специально подготовленном докладе.[1] Отправной точкой послужила инициатива о повышении уровня защиты трудящихся от асбеста. В докладе отмечалось, что пагубное воздействие всех видов асбеста подтверждено документально и стало предметом правового регулирования, и что рост угрозы развития рака наблюдался даже у людей, подвергшихся очень низким уровням воздействия волокон асбеста, включая волокна хризотила (канадского или белого асбеста). Действующие механизмы наблюдения за рынком не в состоянии защитить европейские рынки от импорта асбеста. Хотя и были разработаны специальные учебные программы для рабочих, занимающихся ремонтными работами, и работников других профессий, связанных с демонтажем зданий, более молодое поколение строителей зачастую не распознает присутствие асбеста в зданиях, которые подвергаются реконструкции или сносу. Доклад заканчивается требованиями о запрете асбеста в глобальном контексте. На форумах, где обсуждаются торговые соглашения, ЕС должен поднимать проблему неприемлемого демпингового экспорта асбеста в развивающиеся страны, и оказывать дипломатическое и финансовое давление на страны-экспортеры асбеста, добиваясь закрытия всех предприятий по добыче асбеста и прекращения его незаконного и неэтичного экспорта.

Вскоре после этого, 3 июня 2013 года, в Турине было принято судьбоносное судебное решение против владельцев группы Этернит (Eternit). В деле, рассматривавшимся апелляционным судом, 65-летний швейцарский миллиардер Штефан Шмидхайни (Stephan Schmidheiny), был признан виновным в провоцировании экологической катастрофы, повлекшей смерть тысяч работников фабрики в Казале-Монферрато и жителей этого города в итальянской провинции Пьемонт. В ходе первого судебного разбирательства в феврале 2012 года он был приговорен к 16 годам тюрьмы и уплате многомиллионных штрафов. Апелляционный суд подтвердил справедливость обвинений в умышленном провоцировании экологической катастрофы посредством загрязнения территории волокнами асбеста, а также в умышленном несоблюдении мер предосторожности на предприятии и продлил срок тюремного заключения до 18 лет.[2]

Лобби промышленников

Неумолимая статистика по вызываемым асбестом заболеваниям находилась в распоряжении промышленников гораздо раньше, чем она попала в руки органов государственной власти. С 1929 по 1935 год заказанные отраслью исследования установили, что примерно у половины всех работников, занятых на добыче асбеста и изготовлении асбестовых тканей, развиваются серьезные заболевания. Связь между асбестом и раком легким впервые была доказана в начале 1940-х годов, но содержание доклада хранилось в строгой тайне. Понимая, какое воздействие окажет реакция общественности на их прибыли, промышленники начали разрабатывать ряд отвлекающих аргументов. Они продолжали утверждать, что соблюдения элементарных правил производственной гигиены достаточно, чтобы устранить всякий риск развития асбестоза, и что асбестоз являлся куда менее опасным заболеванием, чем силикоз, а посему и нет причин для принятия каких-либо запретительных законов. Располагая полной информацией об угрозах для здоровья человека, связанных с контактом с асбестом, мощное лобби асбестовой промышленности в правительствах и организациях работодателей продолжало пропагандировать безопасное использование этого минерала. Эффективно работающие глобальные группы лоббистов, специализировавшиеся на принижении вредоносности асбеста и оттягивании принятия запретов, оказали мощное влияние на дебаты по этой теме, а лобби хризотиловой отрасли занималось тем, что еще больше запутывало вопрос и уводило политиков в сторону. Хотя было установлено, что канадский асбест потенциально столь же опасен, как и асбесты амфиболовой группы. Институт хризотила, созданный в 1984 году для поддержки использования хризотиловых асбестов, настаивал на том, что эти асбесты не представляют собой сколь-либо существенной угрозы для работников при условии безопасного обращения с ними. Еще в 2011 году Институт писал: «На самом деле, многие ученые указывают на то, что, при надлежащем использовании в контролируемых условиях, асбесты хризотиловой группы в их современных высокоплотных соединениях не представляют собой сколь-нибудь значительной угрозы для здоровья людей и/или работников».

Сегодня большинство организаций, занимающихся лоббированием асбеста, базируются в странах, чья экономика имеет устоявшиеся связи с асбестом, таких как Россия, Индия и Бразилия. В мае 2013 годы была предпринята четвертая попытка ужесточить регулирование поставок асбеста. Канада впервые заняла нейтральную позицию. Отраслевое лобби, которое сегодня возглавляет Россия вместе с 6 другими странами (Зимбабве, Казахстаном, Индией, Кыргызстаном, Вьетнамом и Украиной), в очередной раз наложило вето на получившее широкую поддержку предложение включить хризотил в перечень химических веществ, чье использование подлежит «Предварительному обоснованному согласию» по условиям Роттердамской конвенции.[3]

Грядущие проблемы

Проблемы, связанные с угрозами здоровью людей, которые таит в себе асбест, многогранны. Соблюдение действующих законов и постановлений в этой области не контролируется в достаточной степени, компании не соблюдают существующие правила по удалению асбестосодержащих продуктов из зданий и предписанные меры предосторожности, а у местных органов самоуправления и сообществ существуют серьезные проблемы в реализации задач, связанных с профилактикой, контролем и обеспечением выполнения требований закона. Выполнение задач по контролю и правоприменению и связанные с этим уровни компетенции слишком фрагментированы. Управление переработкой строительных отходов находится в зачаточной стадии, а учебные учреждения, занимающиеся подготовкой соответствующих специалистов, не справляются со своей задачей, а в некоторых странах и полностью отсутствуют. Лицам, пострадавшим от асбеста, все еще приходится проходить через сложные и затрудненные процедуры, пытаясь добиться справедливости. Обучение и соответствующая квалификация являются решающими шагами в осуществлении контролируемого и ответственного поэтапного сворачивания производства асбестосодержащей продукции. Многообещающе выглядит практика совместной разработки европейскими социальными партнерами в сфере строительства учебных модулей, предназначенных для рабочих, контактирующих с асбестосодержащими материалами.

После того, как Канада покинула лагерь решительных сторонников идеи «безопасного обращения» перспективы стали выглядеть более обнадеживающе, однако мы еще очень далеки от тотального запрета, и асбест продолжает путешествовать по миру. Перспективы введения запрета не повышаются автоматически с течением времени. Целый ряд аспектов международной политики – международная торговля и мировой экспорт, расширение использования асбеста в качестве строительного материала во многих странах третьего мира, деятельность международного асбестового лобби, лидерство в котором перешло к России и странам-сателлитам – все еще блокируют проведение адекватных мер.

Данная статья подготовлена по материалам книги The long and winding road to an asbestos free workplace, CLR-Studies 7, International Books, Utrecht. www.i-books.nl/new/thelongandwindingroadtoanasbestosfreeworkplace.html

[1] Доклад, подготовленный Стивеном Хьюзом, членом Европарламента от лейбористов, был утвержден на пленарной сессии Европарламента 14 марта 2013 года подавляющим большинством (90%) голосов.
[2] http://www.mesothelioma.com/news/2013/06/swiss-billionaire-sentenced-to-18-years-for-asbestos-related-deaths-in-italy.htm
[3] Роттердамская конвенция о процедуре предварительного обоснованного согласия в отношении отдельных опасных химических веществ и пестицидов в международной торговле, составленная в 1998 году после подготовительной работы организаций системы ООН, UNEP и FAO, см.: www.pic.int/TheConvention/Overview/TextoftheConvention/tabid/1048/language/en-US/Default.aspx
    

Скачать статью в формате PDF

Ян Кремерс является старшим научным сотрудником Амстердамского института исследований в сфере труда. Ранее он был профсоюзным лидером и директором учебного фонда Голландского паритетного совета предприятий. Адрес: j.cremers@uva.nl

 

Этот блог был создан для открытой международной дискуссии по вопросам политики в сфере труда и глобализации. В его постах непременно найдут отражение самые разнообразные взгляды и позиции. Высказываемые мнения являются исключительно личными взглядами, разместивших их лиц. Модератор блога не несет ответственности за точность и достоверность заявлений, сделанных в блоге. Читатели должны принимать во внимание то, что авторы являются выходцами из разных стран, с различными языками и культурами, и не преследуют цели очернить какую-либо религию, этническую группу, организацию или личность. Все приведенные ссылки действительны на день размещения в блоге. Если читатель расценит какое-либо высказывание как дискриминационное или способное задеть чьи-либо чувства и достоинство, он может сообщить об этом по электронной почте.